"Право на оценку"

Оценки — это инструмент управления. Некие виртуальные газ и тормоз, с помощью которых мы можем управлять людьми.
Хорошая оценка — похвала — она же «пряник» — это газ. Если человек движется в нужном нам направлении, мы его хвалим.
Плохая оценка — порицание — оно же кнут — это тормоз. Если человек делает что-то нам неприятное, мы его ругаем.
Теперь вопрос на засыпку. Когда мы должны позволять кому бы то ни было управлять собой?
Очевидно, только в тех случаях, когда мы не знаем дороги. Ну, например, мы посещаем занятия по джиу-джитсу. Самим нам весьма тяжело понять — правильно ли мы выполняем технику. Поэтому нам на помощь приходит тренер — ставит хорошую оценку, когда мы выполняем технику верно, и ставит плохую оценку, когда мы косячим. Так происходит процесс обучения.
А должны ли мы позволять управлять собой другим людям — которые не являются нашими учителями? Смешной вопрос, правда? Ну, мы же — не животные? Зачем нам нужно, чтобы нами кто-то управлял?
Очевидно, не существует разумных причин, по которым мы должны позволять другим людям командовать нами.
Классический пример. Одна подруга говорит другой — «да, Ань, что-то тебя разнесло конкретно».
Вопрос. Зачем нужно было Ане получать этот удар кнутом (плохую оценку) от подруги? Может быть, Аня — мазохистка, и ей приятно, когда её бьют? Или, возможно, Аня — рабыня, и у неё нет иного выбора, кроме как терпеть удары от госпожи? С какой целью Аня это слушает?
Ответ. Потому что Аню долго и последовательно к этому приучали.

Ведь как проходит классическое детство?
Ребёнка постоянно оценивают. Хорошо ли он себя ведёт, хорошо ли он учится, хорошо ли он выглядит. Причём взрослые ведут себя с ребёнком так, как будто их право оценивать его — нечто естественное и само собой разумеющееся.
Родителей можно понять. Им же нужно как-то управлять ребёнком, верно? А оценки — это весьма удобный способ управления. Ну, как с лошадью. Говоришь «Тпру» — лошадь останавливается. Говоришь «Но» — идёт дальше.
Только, вот незадача, ребёнок-то вырастает. А привычка прислушиваться к командам — остаётся. И уже ко взрослому человеку может подойти любой прохожий и отдать команду — «Тпру!». Или «Но!». И взрослый, что характерно, послушается.
На этом, кстати, основана реклама разных дезодорантов. Ведь какой смысл рекламного послания, если смотреть в корень? «Ты должна нравиться всем, поэтому, будь любезна, не потей и пахни фиалками». Где здесь ложь? Ложь в словах — «ты должна нравиться всем». С какого это хлора женщина должна нравиться именно всем? Она что — занимает настолько низкую ступень в иерархии, что должна всем угождать?
Ещё пример. Фраза «мне не нравится Ваша розовая кофточка» — это, на самом деле, приказ. Который можно перефразировать так: «Ты неправильно оделась, исправь ошибку». И на этот приказ может быть только два ответа.
Первый ответ — «да, господин, сейчас всё исправлю». И второй ответ — «а чего это ты тут раскомандовался?».
Как полагаете, какой ответ выберет нормальный взрослый человек?
Опыт показывает, что нормальный взрослый человек скорее выберет вариант «сейчас всё исправлю». Потому что так его выдрессировали.
Получается забавно. Если мы отдадим знакомому прямой приказ — «начиная с сегодняшнего дня я запрещаю тебе питаться в МакДоналдсе» — он воспримет его просто как шутку — даже не как оскорбление. Отдавать прямые приказы знакомым — это что-то за гранью добра и зла.
А вот если мы отдадим приказ косвенный — «что-то ты, Антоха, растолстел как морж» — нашему знакомому и в голову не придёт задаться вопросом — а чего это мы его оцениваем? Подразумевается, что у знакомых есть право оценивать.
Подведу итог.
Оценка — положительная или отрицательная — это средство управления.
При этом положительные оценки, в принципе, относительно здоровое явление. Мы вполне можем двигаться своим путём и жрать при этом выдаваемые нам пряники.
А вот отрицательные оценки — это прямое вмешательство в наши дела. У нас должна быть веская причина, чтобы позволять кому бы то ни было хлестать нас кнутом.
Практически всех нас с детства приучали прислушиваться к чужому мнению и чужим оценкам. И опытные манипуляторы с успехом могут пользоваться этой нашей слабостью — вести себя так, как будто они имеют полное право нас оценивать.