"Умирать все умеют, надо жить научиться"

Степан был простым менеджером в автосалоне, никогда не отличавшийся скудоумием, он периодически получал бонусы от руководства за удачное впаривание очередной консервной банки на колесах незадачливому растяпе-клиенту.

Однажды утром Степан, открыв глаза, осознал, что он лежит на кровати и по необъяснимой причине не может встать. Подавшись вперед и ловко подпрыгнув на локотках, Степан вскочил на ноги, точнее на все… шесть. Степан обомлел и, сметая все на своем пути, бросился к зеркалу. Оттуда, сквозь слегка запыленное стекло на него смотрела большая зеленая навозная муха. Спустя 18 минут оцепенение наконец-то покинуло Степана, тяжело вздохнув и почесав ногой задницу, он направился в ванну, бриться.

Оглядывая себя, Степан погрузился в размышления о своей дальнейшей жизни, работе, Верке-секретарше и любимой девятке, ремонтирующейся, в данный момент, в автосервисе. От этих злосчастных мыслей Степана отвлек едва уловимый, приятный аромат, который с каждым вдохом все сильнее и сильнее будоражил все нутро. Всецело сосредоточившись на запахе, Степан принялся крутить головой, пытаясь угадать направление и не дождавшись точного ответа, в нетерпении всем телом подался в окно. Замолотив бешено крыльями под звон разбившегося стекла Степан, набирая скорость, устремился к углу дома и, не обращая внимание на оборачивающихся на него прохожих, на полной скорости нырнул в переулок и оказался во власти тончайшего аромата, который окутал Степана плотным туманом и поверг в состояние близкое к оргазму. Погрузившись всем телом в мягкую, липкую массу, Степан принялся большими кусками ее жадно глотать, пытаясь запихнуть в себя как можно больше. Приятная благодать разливалась по его телу, наполняя его сознание психоделическими картинками. Барахтаясь в огромной куче дерьма, Степан упивался нахлынувшей на него эйфорией.

Внезапно аромат начал пропадать. Степан все острее и острее чувствовал едкий запах фекалий, которые разъедали ему нос и проникали во все внутренности, разрушая мозг. Степан открыл глаза. Смахнув с соседней подушки дерьмо, любезно оставленное соседским котом Порфирием, гуляющим по балконам, он тяжело сел на кровати и сунул ноги в тапочки. «Привидится же такое» - подумал Степан. И тут к нему пришло осознание того, что всю свою, пока еще не долгую жизнь он посвятил совсем не тому, чему следовало бы… Медленно поднявшись, он побрел собираться на работу, за ним медленно волочились тяжелые прозрачные крылья…